пятница, 23 апреля 2010 г.

Омен - фильм ужасов


Вся Америка – в диком смятеньи. Эйзенхауэр бредит войной… Блин, один интернет-рецензент, кажись, так уже начинал. А жаль. Впрочем, не очень: Эйзхенхауэра в описываемом произведении ведь нету…

Итак – беда. К земле несется огромная треххвостая комета. Это явление завершает цикл из пяти катастрофических событий, которые в Откровении Иоанна предваряют приход на землю Антихриста. Иоанн, как известно, за базар отвечает. Вскоре после того, как Ватиканская обсерватория поймала комету за хвост, в одной клинике города Рима у дипломата-янки Роберрта Торна родился мертвый ребенок. Разбитому горем американцу говорят, что жена больше детей иметь не сможет. И тут же некий священник с типичной католической физиономией (неприятные складки у рта, бегающие глазки) предлагает ему разумный компромисс с совестью: взять на воспитание младенца, родившегося в ту же ночь. Мать умерла при родах. Никто, таким образом, не будет в претензии. Господь простит этот грех. И Торн принимает решение: ничего не говоря жене, берет в семью отпрыска неизвестно кого.

Мальчика называют Дэмьеном. Лет до пяти он ничем не отличается от сверстников. А потом начинается катавасия с переодеваниями, черным ротвейлером и отбившейся от рук внучкой Мэри Поппинс. А первый акт этого черного детектива – демонстративное повешение няни Дэмьена. На глазах у всех. В день рождения мальчика. С криком: «Для тебя, мой Дэмьен!»

Этот страх и ужас поставлен по роману Дэвида Зельцера. Старик успешно дожил до наших дней и даже поучаствовал в модернизации своего сюжета для сценария данного фильма. В начале 90-х с романом «Омен» познакомилась русскоязычная аудитория – благодаря журналу «Смена». Это было смело, это было дерзко, это было ново. «Омен» запомнили как нечто выдающееся – а потом этот сюжет был погребен под грудой апокалиптической макулатуры, свалившейся на наши головы. Теперь есть повод вспомнить.

К счастью, я не смотрел культовый фильм Ричарда Доннера 1976 года. Нет морального долга сравнивать эти вещи. Хочется думать, что фильм Джона Мура не хуже. Хотя уверен на 200 процентов, что подобного следа в истории кино он не оставит. Не то время, не та среда.

Между тем, Мур проявляет себя, как весьма грамотный постановщик. Если не считать многочисленных ляпсусов с членами технической группы, попавшими в кадр (микрофоны, камеры, осветители). Я-то их не заметил, на наблюдательные зрители, которым в кино нечего делать, кроме как ловить всякие «баги», не пропустили. Я не верил, что из нового «Омена» получится что-то путное. Мур меня приятно удивил. Он правильно расставил все акценты, он не слишком спекулировал тем, чем обычно спекулируют производители подобного кино (дикий тупой страх или, напротив, ужасное сочетание соплей и крови). У Мура явно есть чувство меры. Кроме того, он явно знает, как расставить стулья в кадре так, чтобы актеры на них не натыкались, и умеет указать наглым компьютерщикам на то место, которое им положено занимать в съемочном процессе.

И еще – в фильме есть две отличные актерские работы. Как водится, это роли второго плана. Дэвид Тьюлис как папарации, раскапывающий ужасную правду, и шикарная Миа Фэрроу как инфернальная няня Дэмьена. Фэрроу – это просто подарок всем. Обязательно посмотрите сцену в больничной палате с Кэтрин Торн, даже если сам фильм вам «не покатил».

А такое, кстати, вполне может случиться. Сюжет-то, если честно, так себе, и роман Зельцера – далеко не «Мастер и Маргарита». Но мы же не роман разбираем, и не степень достоверности этой истории. И даже не соответствие каким-то общеизвестным апокалиптическим канонам – плевать на них, в самом деле. Пусть в этом копаются заинтересованные лица. Для них такое занятие – в кайф. Нормальному зрителю нужно совсем другая, и очень простая вещь – нормальное кино. Вопреки всем ожиданиям, фильм Джона Мура – кино как раз такого свойства.

Комментариев нет:

Отправить комментарий